Как Саша Щетинин защищает прирученного пёсика — братскую Кубу

Александр Щетинин, как следует из публикации его письма в «Независимая газета», директор Латиноамериканского департамента российского МИДа. Ему надлежит знать о Латинской Америке все, ну или почти все, оставив разницу в знании, быть может СВР и ЦРУ.

Разбирать подробно этот поток воспаленного сознания не станем. Обратим лишь внимание на то, как по-кавалерийски лихо Александр Валентинович переносится от Плайа-Хирон к периоду Д.Трапа : «Не буду вдаваться в страницы истории – Вы ее должны хорошо знать…». Не будем вдаваться, коль такое дело, и мы. И вправду — а зачем в нее вдаваться ? 🙂 Вопросы же сразу лишние возникнут, сомненья. Так прочь сомнения и вопросы!

Не менее интересно другое откровение МИДовского администратора: «Великий француз Антуан де Сент-Экзюпери писал: «Мы в ответе за тех, кого приручили». Не надо думать, что мы – «чистенькие циники» – не в ответе за нынешнюю Кубу.»

Вот значит как — приручили пёсика, теперь корми и выгуливай!

Ну и ключевой вопрос о НАС. «Мы» это кто? Александр Валентинович понимает всю зыбкость отождествления тех, кто в свое время приручил кубинского пёсика с нами сегодняшними, поэтому и не забыл вставить спасительное «наверное». Эти слова индульгенции «наверное», «видимо», «судя по всему», «вероятно» используются опытными журналистами, да и не только ими для введения в оборот чего-нибудь сомнительного по фактуре или смыслу с тем, чтобы избежать гипотетической ответственности: «Другими словами, восприятие нынешних событий на Кубе, в том числе на страницах отечественных СМИ, – это не только о Кубе. Это и о нас. Будем честными перед собой. Оценивая и судя кубинцев, мы прежде всего оцениваем самих себя – таких, какими мы были еще треть века назад. Да, наверное, и таких, какие мы есть сегодня.»

Кому адресовано это признание, пусть и разбавленное лукавым «наверное» ? Трудно сказать. Может вышестоящему начальнику С. Лаврову, а может и его начальнику В. Путину: «Смотрите — я тот, из того самого времени, в которое вы нас тянете всеми канатами! Я из той самой архаики, она мне близка и родна!». А может быть это просто риторический прием чтобы запутать читателя, чтобы незаметно перейти от давно ушедшего прошлого в якобы сходное настоящее, и уже безо всяких «наверное» утверждать и настаивать: «Наша позиция однозначна и непоколебима. Мы солидарны с руководством и народом Кубы, поддерживаем усилия Гаваны по стабилизации обстановки…» И опять эти таинственные «Мы» ….

В общем, нелегкое это дело, выгуливать прирученных пёсиков… . Особенно когда кормить не хочется.

P.S. Роль МИДа в обеспечении внешнеполитической деятельности публицистически доходчиво и выпукло описана В. Суворовым (Резуном) в его знаменитом «Аквариуме» : «Сколько стянуто сюда машин с дипломатическими номерами! Сколько серых, незаметных «фордов» без дипломатических номеров. Сколько автобусов и фургонов. Генеральный консул из Берна и консул из Женевы поставили свои черные «мерседесы» в разных концах Plaine de Plainpalais. Они не в добывании. Они в обеспечении, и не в агентурном, а в общем обеспечении. Если кого-то из нас арестуют, они готовы вмешаться, они готовы протестовать, они готовы угрожать ухудшением добрососедских отношений и ответными санкциями, они готовы полицию отшивать, отмазывать. Советский посол в Швейцарии Герасимов и советский посол при отделении ООН в Женеве Миронова тоже на боевых постах. Они тоже в общем обеспечении. Они не знают, что происходит, но имеют шифрованное указание из Центрального Комитета находиться в полной готовности – угрожать, пугать, давить, отшивать, отмазывать. На боевом посту дипкурьеры. Возможно, будет срочный груз в Москву. На боевом посту Аэрофлот. Если из нас кого арестуют, он готов немедленно после освобождения переправить домой. Чтобы шуму меньше было. Чтобы журналистам пищи не давать. Чтобы скандал не раздувался. Чтобы все тихо и мирно было...» . Ничего нового, Александр Валентинович, верно? Кормить то не нужно — только выгуливать?!